Януш

Педагог Корчак Януш: идеи, достоянная смерть

«Одна из грубейших ошибок - считать, что 
педагогика является наукой о ребёнке, а не о человеке...»

Счастье придет по следам грядущих поколений, 

которые научатся не забывать собственное детство.

Каждый значительный человек оставляет нам свои идеи и свой образ. Идея Януша Корчака была, по сути, одна, и такого она свойства, что, например, в последовательном курсе истории педагогики точное место Янушу Корчаку найдешь не сразу: о нем можно с одинаковым правом рассказать до Руссо и после Песталоцци, между Ушинским и Макаренко, сразу после Марии Мантессори и вместе с Сухомлинским. С него можно начинать курс, а можно и заканчивать им, ибо идея Януша Корчака известна человечеству с тех пор, как оно стало человечеством: воспитатель должен любить детей. Но и сегодня мысль Януша Корчака нуждается в защите как мысль новая, даже дерзко новая.

Образ Януша Корчака, старого человека с добрыми, проницательными глазами, сливается с его идеей. Он прожил красивую жизнь: был известным врачом, лечил раненых в русско-японской войне начала века и в 29 лет сделал окончательный выбор – посвятить всего себя чужим детям и детству. В большом доме, отданном детям, он поместился в маленькой комнатке под крышей. Здесь он писал ночами сказки для детей и книги о воспитании для взрослых, а дни он тоже отдавал детям. Преданность отца – детям, преданность ученого – науке и преданность писателя – литературе были для него одно и тоже: счастье, которое знают только педагоги. От выбора однажды сделанного, Януш Корчак ни разу не отступил. Когда 200 его воспитанников фашисты отправили в лагерь смерти, старому доктору предложили остаться, он пошел со своими детьми.

Перебирая в памяти десятки учителей, которых встречал в жизни,- никто из них не оставил бы детей, невозможно это. Для подвига Корчака надо быть просто человеком. Но это трудно.

Идея Януша Корчака естественна, и гибель его естественна – она была венцом его идеи.

Януш Корчак не спас своих детей и не мог их спасти, но он не оставил их перед лицом смерти, точно также как не оставлял он их перед лицом жизни.

Мало кто из педагогов говорил о детях так строго. «Среди детей, - писал Корчак, - столько же плохих людей, сколько и среди взрослых …Все, что творится в грязном мире взрослых, существует и в мире детей».

У самых порядочных людей, бывает, вырастают дурные дети лишь потому, что отец в какой–то момент разочаровался в сыне, то есть оставил его одного перед лицом жизни, душой оставил. Разочарование в любви острее, чем просто нелюбовь. Женщине можно с нежностью сказать: «Я вас любил…». Ребенку так не скажешь. Януш Корчак – певец любви, у которой нет прошедшего времени, - верной и вечной любви к детям.

«Ни один воспитатель не вырастит из сотни детей сотню идеальных людей», - пишет Януш Корчак. И есть лишь одна возможность избежать разочарования: признать право детей на детство, признать абсолютную, а не относительную ценность детства. Перестать судить о ребенке только с точки зрения будущего, внушая тем самым, что сейчас он – никто: Я ничто…Чем-то могут быть только взрослые. А вот я уже ничто чуть постарше…»Нельзя мерить детей на взрослый аршин! В основе такого взгляда не умиление детством, а понимание его».

Любящий может требовать, а нелюбящий и по головке не должен гладить. Всякое общение с ребенком без любви – это общение без внимания, пустое общение. Оно пагубно для детей.

Образ Януша Корчака сложился в нашем сознании так, что мы представляем себе, прежде всего, образ доброго человека. Но он писал: «Если жизнь требует клыков, разве вправе мы вооружать детей одним румянцем стыда да тихими вздохами? Твоя обязанность – воспитать людей, а не овечек, работников, а не проповедников: в здоровом теле здоровый дух. А здоровый дух не сентиментален и не любит быть жертвой». Корчак смотрит на жизнь трезво, он меньше всего идеалист или сторонник безграничного терпения.

«Кто ты, - спрашивал Корчак ребёнка, - кто ты Нашему Дому (одно из детских учреждения Януша Корчака) и всему этому миру – товарищ? Жилец? Безразличный жилец? Обременительный пришелец?»

Педагогика Януша Корчака соединяет в себе бестрепетный реализм мужчины и мечтательную поэтичность ребёнка. Но в первую очередь Януш Корчак учит нас мужеству воспитывать, мужеству любить детей такими, какие они есть, чтобы от нашей любви они становились лучше, чем есть. И пока читаешь Корчака, привычное понятие «любовь к детям» наполняется новым, сложным смыслом.

Да, именно так надо смотреть на педагогику: науку об искусстве любви к детям. Исследуют развитие педагогической мысли. Прекрасно! Необходимо! Но развитие педагогического чувства – его кто изучает? А между тем практический воспитатель – это на три четверти чувство. Поэтому и воспитателя и в институте куда труднее учить, чем инженера или даже врача, и мы, вздыхая, говорим: «Ничего не поделаешь, педагогом надо родиться…». Родиться–то, разумеется, надо, но пора и признать, что воспитание чувств воспитателя – первое, а не двадцать первое дело.

«Жизнь Януша Корчака, его подвиг изумительной нравственной силы и чистоты явились для меня вдохновением. Я понял: чтобы стать настоящим воспитателем детей, надо отдать им своё сердце». В.А. Сухомлинский.

Столетний юбилей педагога по решению ЮНЕСКО отмечали во всём мире. Когда выписываешь строчки из Корчака, на память постоянно приходят параллельные места из Макаренко и Сухомлинского. Антон Семёнович Макаренко говорил о детях: «Я очень люблю этот отдел человечества…» Корчак воспитывал сирот, Макаренко – бездомных, Сухомлинский – детей, измученных войной и безотцовщиной. Каждый из них заменял детям отца, поэтому такое поразительное совпадение чувств. При всех различиях в условиях жизни и во взглядах на жизнь они создавали одно учение – оно составляет ядро педагогики 20 века.

Любовь к детям многогранна. Крупская любила детей заботливо, Гайдар – весело, Макаренко – требовательно, Сухомлинский – нежно, Корчак – грустно. Когда дети вырастали и уходили из Нашего Дома, Януш Корчак говорил им: «Мы даём вам одно – тоску по лучшей жизни, которой пока нет, но которая будет».

Корчак в «Воспоминаниях» пишет: «Меня назвали именем деда, которого звали Гершем», именно это имя проставлено в его метрической справке о рождении. Просто в ассимилированной еврейской семье, в которой он родился и вырос, его называли Генриком — на польский манер.

Школьные годы прошли в Варшаве, в русской гимназии. Там царила жёсткая дисциплина, поход в театр или поездка домой в каникулы возможны были только после письменного разрешения дирекции. Преподавание велось на русском языке. Уже в первом классе (детям 10–11 лет) преподавалась латынь, во втором — французский и немецкий, в третьем — греческий.

После 1910 года Януш Корчак принял решение оставить медицинскую практику и всецело занялся своим проектом – он стал основателем 'Дома сирот' для еврейских детей. Так, в доме 92 на улице Крохмальной (The Krochmalna Street) в Варшаве он оставался бессменным директором всю свою жизнь. Поддерживалось заведение филантропами, однако Корчак сумел быть полностью самостоятельным в педагогической и административной деятельности Дома.

Авторитет педагога и педиатра рос, и вскоре Корчак уже работал над созданием Дома для польских детей на Украине, а в годы войны он снова работал полевым врачом. Известно, что педагогические приемы Корчака были новаторскими и даже в чем-то революционными. Так, он ввел в своем Доме детское самоуправление, а также детский товарищеский суд. В его Доме не было места насилию, неравенству, несправедливости. Позже про него сказали, что он 'создавал детскую республику… крошечное ядрышко равенства, справедливости внутри мира, построенного на угнетении'.

Тескт: Рени Стянова

Януш Леон Вишневский — (польск. Janusz Leon Wiśniewski; род. 18 августа 1954, Торунь)  один из самых популярных писателей современной Польши. Был моряком рыболовного флота, затем окончил университет, получил степень доктора информатики и доктора химических наук. Живет… …   Википедия

В своей книге «Как любить ребенка» Януш Корчак говорит о разных этапах жизни маленького человека, начиная с момента его зачатия. Он подтверждает мысль Каменского о том, что для Бога равную цену имеет и завязь, и цветок, и созревший плод.

Можно сказать, что всякнига Януша Корчакас таким говорящим названием «Как любить ребенка» построена на небольших научающих педагогических миниатюрах, которые в наше время не только не состарились и «не утратили своего цвета и запаха», а наоборот, подобно старому рисунку на ковре, цвета их изменились и приобрели другое звучание.

Врач и педагог описывает один из вызовов его в качестве детского врача к грудному ребенку. Мать жаловалась на некоторые симптомы, которые она, якобы, заметила в малыше: он не так плакал, не так брал грудь, не так посапывал во сне. Доктор нашел ребенка абсолютно здоровым, но через два дня у малыша действительно подскочила температура, и он заболел. «Что это — спрашивает Корчак, — как не внутреннее материнское чутье, способное увидеть внутренне то, что не доступно внешнему взгляду?»

Мой ребенок — это моя собственность, мой раб, моя комнатная собачка. Я щекочу его за ухом, глажу по спинке, нацепив бант, веду на прогулку, дрессирую, чтобы был смышлен и вежлив, а надоест мне: «Иди поиграй. Иди позанимайся. Спать пора!»

Говорят, лечение истерии заключается в этом: «Вы утверждаете, что вы петух? Ну и оставайтесь им, только пойте».

— Ты вспыльчив, — говорю я мальчику. — Ладно, дерись, только не слишком больно, злись, но только раз в день.

Если хотите, в этой одной фразе я изложил весь педагогический метод, которым я пользуюсь.

Януш Корчак о воспитании детей

«Надо приблизить детство к взрослости, наделить ребенка теми правами, которые будут ему принадлежать, когда он вырастет. Тем самым ребенок становится хозяином своей судьбы уже в детстве».

  1. Не жди, что твой ребенок будет таким, как ты или таким, как ты хочешь. Помоги ему стать не тобой, а собой.
  2. Не требуй от ребенка платы за все, что ты для него сделал. Ты дал ему жизнь, как он может отблагодарить тебя? Он даст жизнь другому, тот — третьему, и это необратимый закон благодарности.
  3. Не вымещай на ребенке свои обиды, чтобы в старости не есть горький хлеб. Ибо что посеешь, то и взойдет.
  4. Не относись к его проблемам свысока. Жизнь дана каждому по силам, и будь уверен — ему она тяжела не меньше, чем тебе, а может быть, и больше, поскольку у него нет опыта.
  5. Не унижай!
  6. Не забывай, что самые важные встречи человека — его встречи с детьми. Обращай больше внимания на них — мы никогда не можем знать, кого мы встречаем в ребенке.
  7. Не мучь себя, если не можешь сделать что-то для своего ребенка, просто помни: для ребенка сделано недостаточно, если не сделано все возможное.
  8. Ребенок — это не тиран, который завладевает всей твоей жизнью, не только плод от плоти и крови. Это та драгоценная чаша, которую Жизнь дала тебе на хранение и развитие в нем творческого огня. Это раскрепощенная любовь матери и отца, у которых будет расти не «наш», «свой» ребенок, но душа, данная на хранение.
  9. Умей любить чужого ребенка. Никогда не делай чужому то, что не хотел бы, чтобы делали твоему.
  10. Люби своего ребенка любым — неталантливым, неудачливым, взрослым. Общаясь с ним — радуйся, потому что ребенок — это праздник, который пока с тобой.

Наверх